Тест: Москвич, вы кто?
Угадайте по фотографиям профессии москвичей начала XX века
Начать!
Начнем с легкого! Понятно, это почтальон. А где в Москве находился двор, про который говорили — «где почтальоны живут»?
Именно там! Как сообщает историк Иван Сытин, в 1746 году дома возле Сретенского бульвара и Фролова переулка, принадлежавшие нижегородскому архиерею, отошли к Московскому почтамту. В 1783 году почтамт переехал, но двор во Фроловом переулке долго еще именовался «старым почтамтом» и двором, «где почтальоны живут».
Мимо! Во Фроловом переулке. Как сообщает историк Иван Сытин, в 1746 году дома возле Сретенского бульвара и Фролова переулка, принадлежавшие нижегородскому архиерею, отошли к Московскому почтамту. В 1783 году почтамт переехал, но двор во Фроловом переулке долго еще именовался «старым почтамтом» и двором, «где почтальоны живут».
Мимо! Во Фроловом переулке. Как сообщает историк Иван Сытин, в 1746 году дома возле Сретенского бульвара и Фролова переулка, принадлежавшие нижегородскому архиерею, отошли к Московскому почтамту. В 1783 году почтамт переехал, но двор во Фроловом переулке долго еще именовался «старым почтамтом» и двором, «где почтальоны живут».
Дальше
Проверить
Узнать результат
Профессию этого москвича также несложно угадать по фото, еще можно вспомнить историю про Чехова и Гиляровского и их покупку на Тверской.
Увы. Это продавец арбузов. У Гиляровского в книге «Друзья и встречи» есть веселая история о том, как они с Чеховым купили арбуз на углу Тверской и Страстной площади. На улице было холодно, и у Антона Павловича замерзли руки нести арбуз. Тогда Гиляровский с Чеховым отдали его ближайшему городовому, сказав, что внутри бомба.
Точно. У Гиляровского в книге «Друзья и встречи» есть веселая история о том, как они с Чеховым купили арбуз на углу Тверской и Страстной площади. На улице было холодно, и у Антона Павловича замерзли руки нести арбуз. Тогда Гиляровский с Чеховым отдали его ближайшему городовому, сказав, что внутри бомба.
Мимо. :( Это продавец арбузов. У Гиляровского в книге «Друзья и встречи» есть веселая история о том, как они с Чеховым купили арбуз на углу Тверской и Страстной площади. На улице было холодно, и у Антона Павловича замерзли руки нести арбуз. Тогда Гиляровский с Чеховым отдали его ближайшему городовому, сказав, что внутри бомба.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Бытописатель Иван Кокорев называл этих москвичей ничтожными торговцами и тайными богатеями.
Увы, это блинщик. Бытописатель Иван Кокорев в книге «Очерки Москвы сороковых годов» писал, что блинщик «не дерзает показываться в порядочном обществе», и вспоминал истории, когда уличные торговцы оставляли миллионные состояния наследникам.
Точно, это блинщик. Бытописатель Иван Кокорев в книге «Очерки Москвы сороковых годов» писал, что блинщик «не дерзает показываться в порядочном обществе», и вспоминал истории, когда уличные торговцы оставляли миллионные состояния наследникам.
Увы, это блинщик. Бытописатель Иван Кокорев в книге «Очерки Москвы сороковых годов» писал, что блинщик «не дерзает показываться в порядочном обществе», и вспоминал истории, когда уличные торговцы оставляли миллионные состояния наследникам.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Аркадий Аверченко упоминал этого москвича в своих стихах:
«Мать и дочь, отец и сын —
Все читают «Апельсин».
Нищий, ………, кардинал —
Все читают наш журнал».
Не угадали! Это дворник! Московские дворники не раз становились героями стихов. Вспомним фрагмент стихотворения Михаила Вольпина, опубликованного в журнале «Чудак» № 2 за 1930 год.

Я — к дворнику: «Как на Плющиху пройти?»,
И он не покрыл меня матом!
И он мне любовно рассказывать стал
(Ну прямо не дворник, а мама!)
Не угадали! Это дворник! Московские дворники не раз становились героями стихов. Вспомним фрагмент стихотворения Михаила Вольпина, опубликованного в журнале «Чудак» № 2 за 1930 год.

Я — к дворнику: «Как на Плющиху пройти?»,
И он не покрыл меня матом!
И он мне любовно рассказывать стал
(Ну прямо не дворник, а мама!)

Угадали! Московские дворники не раз становились героями стихов. Вспомним фрагмент стихотворения Михаила Вольпина, опубликованного в журнале «Чудак» № 2 за 1930 год.

Я — к дворнику: «Как на Плющиху пройти?»,
И он не покрыл меня матом!
И он мне любовно рассказывать стал
(Ну прямо не дворник, а мама!)

Дальше
Проверить
Узнать результат
Так, это сапожники, но какие?
Да! Холодные сапожники работали без будок в любую погоду (и в холода), на ходу, с минимумом инструментов. Историк Иван Сытин в книге «Из истории московских улиц» писал о холодных сапожниках, промышлявших на Старой площади: «У стены приютились «холодные сапожники», подкидывающие подметки и набивающие каблуки большими гвоздями, которые назывались «генералами»; заказчики стояли босые тут же около сапожника, дожидаясь исполнения заказа».
Нет! Это были холодные сапожники. Холодные сапожники работали без будок в любую погоду (и в холода), на ходу, с минимумом инструментов. Историк Иван Сытин в книге «Из истории московских улиц» писал о холодных сапожниках, промышлявших на Старой площади: «У стены приютились «холодные сапожники», подкидывающие подметки и набивающие каблуки большими гвоздями, которые назывались «генералами»; заказчики стояли босые тут же около сапожника, дожидаясь исполнения заказа».
Нет! Это были холодные сапожники. Холодные сапожники работали без будок в любую погоду (и в холода), на ходу, с минимумом инструментов. Историк Иван Сытин в книге «Из истории московских улиц» писал о холодных сапожниках, промышлявших на Старой площади: «У стены приютились «холодные сапожники», подкидывающие подметки и набивающие каблуки большими гвоздями, которые назывались «генералами»; заказчики стояли босые тут же около сапожника, дожидаясь исполнения заказа».
Дальше
Проверить
Узнать результат
Этим москвичам в 1883 году запрещалось ходить по трактирам и питейным заведениям.
Промах. Это сборщик пожертвований. Пункт № 28 инструкции для городовых московской полиции 1883 года гласил: «Сборщикам пожертвований не дозволять ходить для сбора по трактирам и питейным заведениям».
Промах. Это сборщик пожертвований. Пункт № 28 инструкции для городовых московской полиции 1883 года гласил: «Сборщикам пожертвований не дозволять ходить для сбора по трактирам и питейным заведениям».
Точно! Пункт № 28 инструкции для городовых московской полиции 1883 года гласил: «Сборщикам пожертвований не дозволять ходить для сбора по трактирам и питейным заведениям».
Дальше
Проверить
Узнать результат
Этого москвича всегда рады были видеть на улицах, но то, что он продавал, можно было приготовить самому. Например, из листьев смородины по рецепту из «Журнала для домохозяек» № 11 за 1914 год: «2 ф. листьев черной смородины, очищенных от стеблей, залить 8-10 стаканами кипятка, накрыть и оставить, пока остынет. Процедив затем настой сквозь кисейку, влить в него сок из трех лимонов и всыпать 1 1/2 ф. сахарной пудры. Размешать хорошенько».
Мимо. Это мороженщик! А если возьметесь делать мороженое по нашему рецепту, журнал рекомендует все тщательным образом «перемешать, заморозить» и наслаждаться!
В точку. Это мороженщик! А если возьметесь делать мороженое по нашему рецепту, журнал рекомендует все тщательным образом «перемешать, заморозить» и наслаждаться!
Мимо. Это мороженщик! А если возьметесь делать мороженое по нашему рецепту, журнал рекомендует все тщательным образом «перемешать, заморозить» и наслаждаться!
Дальше
Проверить
Узнать результат
Михаил Салтыков-Щедрин в книге «Письма к тетеньке» писал, что это жизнь заставляет «образумиться» и «глотать глупости», а не эти москвичи, как многие думают.
Не угадали! Это Салтыков-Щедрин — про жизнь и околоточных надзирателей. Цитируем: «Предполагается, что жизнь со всеми «сыграет штуку». Одних — «образумит» окончательно, других — ежели и не «образумит», то заставит глотать «бредни», притворяться, подплясывать, произносить вымученные, исполненные антибредней professions de foi. Именно сама жизнь это сделает, а совсем не околоточные».
Правильно! Цитируем Салтыкова-Щедрина: «Предполагается, что жизнь со всеми «сыграет штуку». Одних — «образумит» окончательно, других — ежели и не «образумит», то заставит глотать «бредни», притворяться, подплясывать, произносить вымученные, исполненные антибредней professions de foi. Именно сама жизнь это сделает, а совсем не околоточные».
Не угадали! Это Салтыков-Щедрин — про жизнь и околоточных надзирателей. Цитируем: «Предполагается, что жизнь со всеми «сыграет штуку». Одних — «образумит» окончательно, других — ежели и не «образумит», то заставит глотать «бредни», притворяться, подплясывать, произносить вымученные, исполненные антибредней professions de foi. Именно сама жизнь это сделает, а совсем не околоточные».
Дальше
Проверить
Узнать результат
Сложный вопрос! Москвич, вы кто?
Мимо! Это торговец сушеными грушами, а в бочке рядом, как правило, был компот из этих самых груш.
Мимо! Это торговец сушеными грушами, а в бочке рядом, как правило, был компот из этих самых груш.
Вы угадали! Это торговец сушеными грушами, а в бочке рядом, как правило, был компот из этих самых груш.
Дальше
Проверить
Узнать результат
Недавно в столице? Хотите узнать лучше историю Москвы? Вам точно будет интересно почитать наши оцифрованные издания и послушать лекции. Добро пожаловать в Москву!
Ещё раз
Видимо, вы коренной москвич! Вам точно будет интересно почитать наши оцифрованные издания и послушать лекции об истории Москвы.
Ещё раз
Сегодня с большой долей вероятности можно угадать профессию москвича по ряду внешних признаков: цвету одежды, бейджу, локации. В каждой эпохе есть свои характерные признаки. Попробуйте по фотографиям начала XX века угадать профессии москвичей. Как выглядел дворник, а как сапожник или уличный продавец? В этом вам помогут воспоминания и цитаты бытописателей, историков и литераторов.
Тест основан на оцифрованных изданиях и открытках «Электронекрасовки». Больше про историю Москвы читайте в подборках «Бытописатели Москвы» и «История Москвы».
Больше про книги и интересные находки вы найдёте в telegram-канале «Электронекрасовка» (@electronekrasovka) и в наших пабликах в Facebook и «ВКонтакте». Подписывайтесь!